ЧАСТЬ IV. СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ, или ДЕНЬГИ, какими они ДОЛЖНЫ БЫТЬ

Как к СВОБОДНЫМ ДЕНЬГАМ будет относиться:

Теоретик по зарплатам?

Теперь, когда железные дороги, речные, озёрные и морские маршруты дают право свободного передвижения любого желающего к плодородным землям Америки, Азии, Африки и Австралии; теперь, когда рост персонального кредитования (результат более высоких нравственных и образовательных стандартов, а также упрощённого коммерческого законодательства) сделал капиталы доступными для работников, бывший "железный закон" зарплат более НЕ работает.

Работник более не зависит от милости землевладельца; он может свободно вздохнуть, избавившись от прежнего рабства, стряхнуть пыль родной земли со своих ног. Монополия на землю разрушена. Миллионы работяг нашли свободу и иммигрировали, а с теми, кто остался, землевладельцы вынуждены считаться, как со свободными людьми. Потому что возможность в любой момент иммигрировать делает их абсолютно свободными.

Мне пришлось отказаться от теории "железного закона" зарплат; факты опровергают эту теорию. По Молешоту и Либигу количество нитратов и карбоногидратов, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека, работающего по двенадцать часов в день, содержатся в пинте рыбьего жира и нескольких фунтах бобов. Эта питательная масса стоит два пенса, прибавим к ней полпенни за очистки картофеля, одежду, аренду дома и на религиозные нужды, выйдет 2,5 пенса. Вот эта сумма и была основой "железного закона" зарплат, мол, выше зарплаты вырасти никак не могли. Но они выросли, поэтому этот закон - простое заблуждение.

Я пробовал избежать этого трудного момента в теории, пытаясь сказать, что "железный закон" касался лишь минимума, который требуется работнику для того, чтобы не то что не умереть, а для того, чтобы поддерживать минимум, необходимый его культурным запросам (минимальный культурный стандарт существования). Но и это ни к чему меня не привело. Потому что, ну какое отношение пара фунтов бобов имеет к культурным нуждам в принципе?

Ну как жулику извлечь из этой ситуации хоть что-то, напоминающее истину? Да и что такое культура в целом? Что такое минимальный стандарт существования? Рыбий жир и бобы были подарком на Рождество для ткачих из Ойленгебирге. В общем, это растянутая до неприличия терминология бесполезна для науки. По понятиям и рассуждениям многих людей (чудиков, циников и т. д.), жизнь без материальных нужд есть признак более высшей культурности, а посему "железный закон", основанный на стандарте выживания, вычленил бы рост культуры из характеристик достойной жизни вообще, а это обозначает избавление человека от материальных нужд. Получается, что ткачихи из Ойленгебирге менее цивилизованны, чем те толстяки, что начинают свой день с пинты пива и выглядят скорее упитаннами хряками, чем людьми? Не могут, в общем, зарплаты расти вместе с количеством используемых пивных кружек или ростом качества табака.

Министр торговли привёл данные в "Прусской диете" о том, на какие средства в среднем питаются в день шахтёры в Рурском угольном районе:

Марок, выделяемых на пищу -
1900: 4,80
1901: 4,07
1902: 3,82
1903: 3,88
1904: 3,91

Зарплаты упали на 25% в течение трёх лет! Неужели и культурный уровень упал у шахтёров тоже на 25% (*Мы предполагаем, что реальные зарплаты являются зарплатами в денежной форме. Иначе так называемый "немецкий валютный стандарт" является вообще мошенничеством.)? Или что, все шахтёры внезапно, за три года, переродились в варваров? Трезвенники обходятся в жизни меньшими деньгами, спору нет, поэтому может лучше свести стандарт проживания к уровню потребления трезвенников? Может именно в этом лежит ответ на вопрос, почему наши власть предержащие являются такими энтузиастами в деле движения за всеобщую трезвость? Если бы удалось средствами всеобщего протрезвления добиться снижения зарплат, то производство и продажа алкоголя были бы немедленно запрещены! Но, похоже, у наших управителей голова ещё работает: берегитесь трезвенников, думают они! Без интоксикантов люди могут перестать быть легко управляемыми.

Если свести проблему к одному слову, то вопрос минимального культурного стандарта жизни - чушь, и такая же чушь есть этот самый пресловутый "железный закон" зарплат. Движения за увеличение зарплат не обращают никакого внимания на стандарты цивилизации. Рост зарплат, который, как полагают работники, они добились в результате долгой забастовочной или иной борьбы от работодателей, мгновенно теряется завтра, если с бизнесом происходит что-то незапланированное. Если же, с другой стороны, рынок делает рывок вперёд, то зарплаты так и так повысятся и без всякой борьбы, да даже без выдвижения требований об этом, точно так же, как падает в руки фермера увеличившаяся цена за зерно, которое он выращивает, когда из Америки приходят новости о том, что с урожаем там в этом году плоховато.

Ибо, ну что такое зарплата? Зарплата - это цена, которую платит покупатель (работодатель, торговец, производитель) за те товары, которые ему поставляются (изготовляются, доставляются) работником. Эта цена, как и любая другая цена на любой другой товар, определяется общими перспективами цены, за которую данный товар можно продать. Т. е. ценой продажи, минус рента на землю и процент на используемый капитал, вот, собственно, что такое зарплата. В науке о земле и ренте говорится, что закон зарплат заключён в законе земли и ренты, а также в законе о проценте на используемый капитал. Товар, минус рента и процент, есть зарплата. Поэтому-то и нет никакого специального закона о зарплате, да и не может быть. И термин "зарплата" в экономической науке избыточен, он не нужен вовсе, потому что зарплата и цена - это одно и то же. Если я знаю, что определяет цену товара, то я знаю, какая у работника, производящего сей товар, будет и зарплата.

Свободные Деньги открыли мне глаза на всё это; они избавили меня от иллюзий, связанных с так называемой "ценностью", потому что само существование Свободных Денег нанесло сокрушительный удар по всем этим бестолковым и бессмысленным теориям ценностей и вообще по вере в эту самую ценность. А, если убрать из умозаключений понятие "ценность", то останется лишь концепция "труда", которая тоже неприменима в экономической науке. Ибо, что такое труд? Труд нельзя измерить движениями рук, или уровнем усталости, труд можно измерить лишь продуктом, товаром, результатом труда. Джеймс Ватт даже из могилы производит БОЛЬШЕ труда, чем все ныне живущие лошади. Но это не труд Джеймса, а результат его труда, его усилий, его мозга. Результат. Вот он и имеет значение. Товар, или продукт, вот вещь, которую можно купить и за которую можно заплатить, что, собственно, и было показано тем, что производство товара или продукта - конечно. В результате цикла производства возникает товар или продукт для продажи. Т. е. результатом всех видов труда является тот или иной результат труда: товар, продукт.

Но возвращаемся к нашим баранам - покупать товары означает обмениваться товарами. Вся экономическая жизнь целиком и полностью умещается в процесс бесконечного обмена товарами, поэтому-то все эти бессмысленные термины "зарплата", "ценность", "труд" являются избыточностями, околичностями двух базовых понятий экономики: ТОВАР и ОБМЕН.


Механизм международных обменов

В оглавление