ЧАСТЬ IV. СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ, или ДЕНЬГИ, какими они ДОЛЖНЫ БЫТЬ

Как к СВОБОДНЫМ ДЕНЬГАМ будет относиться:

Теоретик ссудного процента? II

Далеко ходить за разъяснениями по этому вопросу не надо. Деньги жизненно необходимы для ведения коммерции, для обмена продуктами, товарами, результатами труда человеческого при разделении труда в обществе. А иначе как смогут производители товаров получить то, что уже им надо, без агента - денег? Разве краснодеревщик спит в гробах, которые он производит, а фермер есть весь выращенный им картофель? Разумеется, нет; они все продают то, что производят, за деньги, причём устанавливают свою цену с тенденцией на понижение, чтобы вероятность продажи увеличилась. Если капиталисты и накопители денег изымают деньги из обращения, а возвращают их на рынок, лишь получив обещание получить за это определённый процент, то они находят на рынке благодатную почву для выдвижения своих требований - владельцы товаров, все, как один, готовы сдаться, снизить цену, лишь бы заполучить вожделенные деньги. "Вы желаете получить деньги для дальнейшего обмена продуктами и товарами, но требуемые вам деньги находятся в наших кошельках и сейфах. Вот если вы заплатите нам за их использование, т. е. заплатите процент, к примеру, 4% годовых, вы получите эти деньги, а если вы не согласны, то мы закрываем сейф с деньгами на ключ, а вы обходитесь без них, как сможете. Процент нам - это условие, при котором вы получите от нас деньги. Поэтому думайте пошустрее: мы-то ждать можем, нас деньги не торопят, лежат себе и лежат, ничего с ними не делается".

Поэтому-то ведение коммерции полностью зависит от владельцев денег. В то же самое время государство делает использование денег неизбежным, поскольку налоги собирает в них же, и только в них. И именно поэтому владельцы денег всегда могут вымогать с владельцев товаров свой процент. Сравнением этой ситуации может служить мост, разделяющий рынок рекой надвое, а на мосту - страж. Мост крайне необходим для транспортировки товаров с одного берега на другой, и - наоборот, а из-за того, что страж в любой момент может закрыть мост на запор и никого никуда не пускать, он может взимать плату за проезд и провоз.

Процент являлся той самой пошлиной, которую взимал страж на мосту, а производители были вынуждены платить эту пошлину, чтобы иметь возможность обменять товар. Если не платить, то не будет и денег, вот такая дилемма; а ведь без оплаты нет обмена; а без обмена - безработица и голод. Производители, конечно, предпочтут заплатить, чем умереть с голода.

Сила денег в их способности порождать процент за их использование не была ни исконно им присущнй, ни ниоткуда вдруг ни взявшейся. Это было свойство металлических денег. Ведь для материала денег было выбрано такое вещество, которое поставило другие вещества под деньги (которые могли быть выбраны) в привилегированное положение среди других, золото и серебро могли храниться практически вечно, без несения каких-либо потерь в результате хранения, а вот другие вещества были или очень распространены, очень нужны, или портились слишком быстро.

Это и объясняет тот факт, что владелец куска земли всегда готов обменять его на энную сумму денег; потому что и земля и деньги, оба они способны порождать процент за их использование. А для того, чтобы выяснить соотношение того, как оба этих понятия порождают процент, какую его величину, требовалось лишь подсчитать, сколько стоит земля, которая в год приносит столько-то рентных платежей. Соответственно и сумма денег должна приносить столько же годового процента. Поэтому земля и деньги были идеально соизмеримыми объектами. Но, если в плане земли ни у кого не возникало вопросов, а откуда, собственно, взялась рента, т. е. процент за её использование, то почему-то не возникло такого вопроса и в отношении денег. Почему?

Вот именно, свойство денег якобы порождать процент и запутало меня окончательно в то время, ведь деньги, средство обмена, являлись ещё и капиталом.

Давайте представим на секунду, что случается, если мы ставим единицы капитала выше всех остальных единиц обмена, т. е. выше товаров.

Деньги могут быть капиталом только за счёт того количества товаров, за которые их можно купить, поэтому деньги могут взимать свою пошлину только с товаров, которая и называется так же - за использование в форме капитала.

Но, если взять товары отдельно от денег, то совершенно очевидно, что они не могут представлять из себя никакого капитала, т. е. не могут платить никакого процента. Если же взять эти понятия: товар и деньги - вместе, объединить их в капитал, то ни один элемент этой пары по отношению к другому тоже не возьмёт на себя роль капитала, поэтому, раз они оба и по отдельности не берут на себя роль капитала - то, что же такое капитал?

Если для нас запас товаров представляет из себя "капитал" в коммерции, то это происходит так потому, что в цене за товар есть его себестоимость, цена перевозки, наша коммерческая выгода, извлекаемая из повышенной продажной цены относительно первых двух. А также есть и другая составляющая в продажной цене - процент за используемый капитал. Коммерсант, при покупке у производителя товара, уже вычел процент из цены, которую он платит тому. Поэтому товар играет роль части банковского гонца в движении капитала. В конечной цене товара $10 прибыль коммерсанта составляет 3, процент 1, значит производитель больше 6 никак не получит.

Из вышеприведённого следует, что если средство обмена, т. е. деньги, сами по себе не являются формой капитала, то весь процесс обмена товаров может совершенно спокойно обходиться и БЕЗ наложения-взимания процента. Собственно, именно это и доказывал Прудон всё время. И он прав.

Теперь рассмотрим эту проблему, а именно эффект, оказываемый средством обмена в форме капитала, на создание средств производства.

Каким образом на свет появляются средства производства (техника, суда, сырьё и т. д.)? Разве человек создаёт средства производства из тех материалов, которые он находит на своей земле, у себя под ногами? Разумеется, это произойти может, но общее правило - другое: средства производства надо купить, заплатить за них определённую сумму денег. Основанием для организации любого предприятия служат деньги в форме капитала, именно от них начинается отсчёт всего, с бухгалтерской книги. Теперь представим, что если эти деньги, на которые были куплены средства производства, являются капиталом, что если владельцы этих денег просто запирают их в сейф, чтобы предотвратить появление предприятия, то совершенно ясно, что деньги они просто так не дадут, если для них не будет выполнено одно условие, а именно, что они получат за использование капиталом своего процента. Если я, при перепродаже товаров, могу выручить 5% прибыли по деньгам, то очевидно, что меня вовсе не удовлетворит производство товаров, дающее мне при их продаже меньше 5% прибыли. Потому что, если я могу собирать руду прямо с поверхности, я не буду для её добычи копать шахту.

Из чего следует, собственно, что количество возведённых домов ограничено тем, что рента должна оставаться достаточно высокой для того, чтобы быть на уровне с тем процентом, который деньги взимают с тех, кто их использует в виде капитала. Если же так случится, и домов будет построено больше, чем есть на них спрос, а рента снизится, то рентная плата снизится тоже. Что произойдёт далее, если учесть, что владельцам капитилов будет невыгодно вкладывать деньги в строительство новых домов (рента упала)? Строительная отрасль перестаёт расти, рабочие увольняются, а новое строительство приостанавливается ровно до того времени, когда подрастёт население, которому и потребуется новое жильё, т. е. вырастет спрос на жильё и ВЫРАСТЕТ арендная плата. Вплоть до уровня процента. Только тогда деньги в строительстве снова начнут работать.

То же самое происходит и в связи с промышленными предприятиями. Когда их количество увеличивается до той степени, при которой зарплаты рабочих доходят до того уровня, при котором работадатель-капиталист не может больше выжать процента на используемый капитал БЕЗ ущемления зарплат (через продажу производимой им продукции), организация и строительство новых производств прекращается - вплоть до того самого момента, когда увеличивается предложение рабочих рук и, как результат, появляется снижение зарплат. Снижение зарплат обозначает выход прибыльности предприятий вровень в прибыльностью взимания деньгами процента на использование себя.

Таким образом, средства производства выглядят для нас капиталом по одной простой причине: они просто покупаются за деньги, за какую-то сумму, за какой-то капитал, а поскольку деньги же искусственно и ограничивают создание новых предприятий, чтобы количество рабочих не создавало условий для получения ими привилегий перед деньгами, то так и получается, что количество средств производства всегда меньше, чем количество рабочих, готовых на них трудится, а постоянный избыток рабочих рук оказывает давление на предприятие, вынуждая держать зарплаты по минимуму, т. е. гораздо ниже полной оплаты результатов труда.

Картина становится ещё яснее, если мы рассмотрим работодателя, как... оценщика в ломбарде, который выделяет необходимую сумму денег рабочему, сумму на закупку техники и сырья, а возврат денег этому оценщику ломбарда происходит лишь после продажи произведённого.

В такой ситуации деньги абсолютно контролируют процесс обмена товарами и продуктами, контролируют и сам процесс создания новых средств производства. В общем, всё, что происходит, должно платить деньгам свою пошлину. Деньги встревают между потребителем и производителем, между работником и работодателем, разделяя тех, кто самой природой предназначен к объединению и эксплуатируя возникающее при этом смущение. Трофей денег в этом плане и есть процент.

Даже я сейчас начинаю понимать, почему при обращении Свободных Денег падает процент на используемый капитал, и почему он сойдёт, в конце концов, на ноль.

Деньги больше не могут быть искусственно изъяты с рынка, выведены из обращения; независимо от того, приносят ли они процент или нет, они должны снова и снова вводится в обращение, либо прямо - через покупку товаров, либо косвенно - через выдачу беспроцентных кредитов или займов. Деньги больше не могут встать стеной между производителями, не могут их более разделять, деньги изменили свою природу, они теперь только и могут, что служить одним-единственным образом, выступать в роли средства обмена товарами. У денег более не осталось предательской натуры, деньги больше не тиран или бандит, разрушающий отношения обмена; деньги превратились в неутомимого слугу людям, бесплатного для всех.

Товары теперь ни в коем случае не изымаются из рынка, а рабочих более не увольняют, лишь падает и падает процент на используемый капитал; обмен товарами продолжается всегда, независимо от этого процента.

Но там, где люди работают, люди занимаются накоплением. Теперь огромные суммы накоплены и переданы в банки для того, чтобы выдавать кредиты и займы. И, если так и будет продолжаться год за годом, то, если не будут возникать экономические кризисы, при наступлении которых люди банально проедают свои накопления, то неизбежно придёт такое время, когда и кредиты и займы, собственно, никому не будут нужны, когда потенциальные заимодавщики могут сказать: "Мы построили столько домов, что нам уже невозможно найти жильцов, которые бы платили на ренту; мы построили столько фабрик, что мы не можем найти рабочих на них. Зачем продолжать строить, если нет никакой доходности от этого строительства?"

На что сберегательные банки ответят: "Но мы не можем оставить деньги без движения, просто хранить их! Свободные Деньги должно использовать! Мы должны давать их взаймы. Мы не настаиваем на 5, 4, или 3%, давайте обсудим процент. Если мы дадим вам деньги под 2, 1 или даже 0%, то вы можете уменьшить ваши рентные платы на сумму снижения процента, а тот, кто снимал всего одну комнату, может теперь снять уже две, те же, кто снимал квартиру, могут снять и дом целиком. Вот поэтому вы можете строить ещё больше домов. Ведь нужда в домах есть всегда, весь вопрос в том, сколько будет стоить дом. Поэтому возьмите деньги под 2%, если 3% кажется вам слишком много. Стройте больше, снижайте арендную плату; вы не понесёте никаких убытков, потому что мы всегда готовы снабдить вас необходимыми суммами. Под ещё более низкий процент. Мы ведь теперь совершенно не боимся того, что или у вас, или у нас будет ощущаться недостаток в деньгах, потому что чем меньше будет процента, чем меньше будет рента, тем больше люди могут отложить на накопления и принесут к нам, в сберегательный банк. Нет боязни и в том, что большие суммы накопленных денег резко поднимут цены, потому что неиспользованные деньги тают с течением времени, как лёд, т. е. изымаются из обращения. Те, кто сэкономил деньги, произвели и продали больше продуктов, чем купили и потребили, поэтому в наличии всегда есть избыток товаров, и он строго соответствует количеству денег, которые могут этот избыток купить. И деньги эти находятся у нас, в банках.

Поэтому берите у нас деньги, не волнуйтесь. Если ваша прибыль по ренте новых домов снизится, то снизится и наш процент, мы продолжим работать, даже если процент упадёт до нуля. Потому что даже в таких условиях нам ничего не остаётся делать, как ссужать и ссужать деньги. Иначе они просто пропадут. Исчезнут.

И помните, что не мы только находимся под таким давлением новых денег; вы тоже находитесь под тем же давлением. Потому что, если вы решите, что вы строить новых домов не будете, чтобы поддержать ренту на высоком уровне, то мы вам укажем, что помимо вас, есть и другие строители, у которых пока нет домов, и которые хотели бы заняться возведением оных. Мы дадим денег им, и вот они построят новые дома, и будут сдавать их по цене более низкой, чем у вас. Хотите вы этого или нет."

То же самое касается и промышленности. Если деньги можно взять в долг под 0%, то ни один работодатель не сможет более налагать на цену своей продукции этот самый процент путём либо снижения зарплат, либо - увеличения продажной цены. Ибо таков закон конкуренции.


Теоретик по экономическим кризисам?

В оглавление