ЧАСТЬ IV. СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ, или ДЕНЬГИ, какими они ДОЛЖНЫ БЫТЬ

СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ II

Золотой стандарт был введён потому, что ожидалось, что это принесёт всем какие-то блага. А какие-такие блага, бОльшие преимущества можно ожидать от смены денежной системы, нежели более высокую безопасность, удешевление и ускорение обмена товарами?

Но, если бы это было нашей целью, то какова же была наша цель при введении золотого стандарта? Чего вообще мы хотели достичь? Золотые монеты, кругленькие, приятные на ощупь и глаз игрушки... от них ожидалось, что они будут ускорять и удешевлять процессы обмена соломой, железом, известью, шкур, нефти, зерна, угля и т. д., а вот как именно это будет осуществляться - никто не дал себе труда ни подумать, ни объяснить; все просто тупо поверили, что именно так и будет. Каждый - включая канцлера Бисмарка - положился на мнение так называемых "экспертов".

После ввода золотого стандарта, точно так же, как и до НЕ ввода его, обмен товарами поглощал 30%, 40%, а иногда и все 50% наличной монеты. Кризисы, бывавшие ДО введения золотого стандарта, точно так же случались и ПОСЛЕ введения оного, и все они были равно опустошительными: как во времена серебряного талера и флорина, так и позже; а увеличившееся количество торговцев и коммерсантов показывает, насколько слабой силой обладают нынешние деньги. Силой, в смысле движения экономики.

Причина, по которой сила денег, сила, способствующая обмену товарами и продуктами, так мала, следующая: деньги, материальные предметы, а не функция, стали лучше, красивше и вообще приятнее с точки зрения человека. Т. е. золотой стандарт, по всей видимости, был введён лишь для того, чтобы людям было приятно держать в руках золото, более ни для чего. Что касается товаров, поставок, производителей товаров и продуктов, то их интересы не были вовсе соблюдены. Просмотрены. Потому что под материальный предмет денег был выбран самый драгоценный металл (из сонма многих других материалов, sic!) - просто потому, что он был более удобен человеку, держащему деньги в руках. Наши эксперты ни на секунду не задумались о том, что продавцу товаров при продаже нужно будет платить за это удобство. Выбором золота в качестве материала покупателю было позволено самому выбирать время и самые благоприятные для него условия для акта покупки, и, предоставляя покупателю такую преференцию, измыслители золотого стандарта напрочь позабыли про продавца, который вынужден ждать, ждать, ждать, когда рынок, в лице покупателя, соизволит к нему придти и брезгливо купить что-нибудь. Через выбор этого материала для денег спрос на товары был поставлен в полную зависимость от обладателей денег, который на своём пути к рынку, к обмену товарами, проходит через сложный путь капризов, жадности, спекуляции и простого случая. Никто так и не увидел, что поставка продукции, предложение товаров, из-за того, что все товары ЕСТЬ СУТЬ МАТЕРИАЛЬНЫЕ ВЕЩИ и портятся со временем, были волею придумавших сей стандарт поставлены на милость покупателя. Вот таким образом и возникла нынешняя сила денег, которая преобразовалась в финансовую силу, и именно она ответственна за все беды, которые постигают во времена кризисов ВСЕХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ.

А если коротоко, то наши "умные" "эксперты", при рассмотрении вопросов монетарной политики, просто-напросто забыли про производителей товаров - ради обмена производимыми ими товарами деньги, собственно, и существуют. Они улучшили деньги только с одной стороны, с точки зрения владельца денег, в результате чего деньги стали быть никакими с точки зрения их функции, как средства обмена. Функция денег - и это очевидно! - не волновала их ни в малейшей степени, и именно поэтому, как говаривал ещё Прудон, они так и оставили деньги "болтом, запирающим ворота на рынок". Существующая ныне форма денег просто-напросто отбрасывает своей сутью товары в сторону. А должна бы привлекать их. Люди, разумеется, покупают товары, но только тогда, когда они или голодны, или им это ВЫГОДНО. Как потребитель, человек покупает нужное себе по минимуму. Никто не желает иметь у себя дома залежи товаров, а архитекторы, планируя жилые дома, вовсе не вводят в планы дополнительные площади под СКЛАДИРОВАНИЕ ТОВАРОВ. Если же какой-нибудь человек сегодня набивает товарами комнату своего жилья, то завтра - наверняка эти товары он понесёт на рынок, на продажу. Деньги же есть такая штука, которую человек хочет иметь всегда, хотя он знает, что это его желание вряд ли достижимо, ибо деньги есть самоуничтожитель самих себя (деньги дают возможность купить товары, поэтому хранить деньги бессмысленно!). А вот обладание золотыми монетами, разумеется, без вопросов является более предпочтительным вариантом, нежели обладание просто товарами. Пусть "другие", другими словами, имеют товары у себя, а я как-нибудь обойдусь. Но кто, имея в виду экономику, - эти самие "другие"? Да мы же и есть; те из нас, кто занимается ПРОИЗВОДСТВОМ ТОВАРОВ. Поэтому, если в качестве покупателей мы НЕ покупаем товары "других", то мы, на самом-то деле, НЕ покупаем и то, что мы сами и производим. Если мы предпочитаем иметь не деньги, а товары, продаваемые "другими", если, вместо желаемых, но недостижимых по какой-то причине денег мы вынуждены будем иметь комнаты, забитые товарами, то нам не потребуется слишком часто обращаться на рынок и продавать там то, что мы производим, ибо то, что попадает на рынок, тут же обкладывается налогом коммерции. Поэтому-то всё, что нам нужно, это иметь возможность быстро и дёшево обменяться товарами. А не деньгами.

Золото же не гармонизирует эту сторону наших отношений с товарами и продуктами. Ну сами подумайте: золото и сено, золото и нефть, золото и гуано, золото и железо, золото и... шкуры! Только самая дикая фантазия, марксовский монстр под именем "ценность", галлюцинация в её чистом виде, могла навести мосты между тем и тем. Товары в общем, такие как сено, нефть, гуано и прочие могут быть безопасно обменены только тогда, когда каждому человеку абсолютно всё равно, что у него на руках: деньги или какой-то товар, а это, в свою очередь, возможно только лишь в том случае, если придать деньгам те недостатки, которые присущи только товарам. Это очевидно. Товары портятся с течением времени, приходят в негодность: ржавеют, гниют, ломаются и т. д., поэтому если деньги будут подвержены таким же напастям, как и товары, то и меняться они будут, меняя в процессе товары, быстрее и дешевле. По очень простой причине, деньги никогда не будут предпочитаться превыше товаров.

Только те деньги, которые приходят в негодность, как вчерашние газеты, как прошлогодний картофель, как железяка, пролежавшая в земле сто лет, и могут быть настоящими деньгами, т. е. инструментом для обмена тех же газет, картофеля, железа и т. д. Потому что такие деньги никто не будет отличать от собственно товаров, которые потребляет человек, никто их не будет никоим образом отличать, как нечто лучшее. Никто: ни покупатель, ни продавец. И тогда, и только тогда деньги станут тем, что они есть в их самом чистом виде: средством обмена, помощником при обмене товарами. И тогда никто не будет ощущать себя ВЛАСТИТЕЛЕМ просто потому, что обладает деньгами.


СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ III

В оглавление