ЧАСТЬ IV. СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ, или ДЕНЬГИ, какими они ДОЛЖНЫ БЫТЬ

Как к СВОБОДНЫМ ДЕНЬГАМ будет относиться:

Должник?

Пока мы, аграрии (*Аграрий: немецкий землевладелец, должник, надеется избавиться от своих долгов через законодательные инициативы парламента), принадлежали к той породе людей, которых в принципе мало что волновало, нас, конечно, немного задевало то, что о нас говаривали в парламенте, в прессе, да и все говорили об этом: то, что мы наживаемся на хлебе, что мы ростовщики земли, что... в общем, очень нехорошие люди.

Ну то, что о нас говорил плохо рабочий класс, ещё можно как-то извинить. Да, из-за нас хлеб для них стал дороже. По отношению к ним мы вели себя как агрессоры. Они нам не сделали ничего плохого, что могло бы оправдать нашу атаку на их тощие кошельки. Но вот то, что к их голосам присоединились голоса других партий, тех самых, которые в своё время точно так же, как и мы, путём законов пытались обогатить себя - вот это я нахожу вовсе не смешным. Это показывает, что эти партии до сих пор не научились простому понятию, не осознали, что такое политика. Политика - это власть, поэтому те, у кого в руках власть, эксплуатируют её как инструмент. Для того, чтобы набивать свои карманы. Раньше власть была в руках либералов, они правили балом и их мошна была туга, теперь - наша очередь. И зачем же при этом обижать нас? Подобные обиды не будут прощены ни тем, кто ранее был во власти, ни тем, кто будет после нас. И это надо понимать.

В той политической сваре наши оппоненты явно были агрессорами. Сначала они атаковали нас введением золотого стандарта - чтобы защитить себя, мы пытались отстоять и возродить биметаллизм. Когда нам это не удалось, мы пришли к выводу, что нам нужны защитные таможенные пошлины на импортное зерно. Почему тогда наши оппоненты стали упрекать нас в двойных стандартах, ведь наши земли заложены в банках, и нам надо было выплачивать деньги по этим закладным? Почему они призывали нас платить больше, чем мы, извините, получали? Где логика? Почему они изменили условия заклада земель, настояв на том, что это можно делать только за золото, почему не дали нам возможность выбирать между золотом и серебром? Почему нас лишили возможности платить тем металлом, которым платить нам выгоднее, т. е. более дешёвым и более распространённым? Вы же понимаете, что мне вовсе не всё равно, каким образом и чем мне платить долг: с помощью 1000 килограмм картофеля или 100 килограмм хлопка, либо с помощью чего ещё. По этому пункту наших закладных мы были здорово защищены от условий рынка и могли получить достойную компенсацию. Если бы у меня была возможность выбора, я бы смог заплатить либо собрав 160 фунтов серебра, либо 10 фунтов золота, и я бы разумеется, выбрал бы тот металл, что мне удобней, точно так же, когда я закладывал землю, мне дали в банке именно более дешёвый металл. Всё ведь выяснилось не сразу, а лишь спустя энное время, когда появилась возможность сравнить цены на золото и на серебро. Цена золота по сравнению с ценой на серебро возросла на 50%, и теперь вместо 100 000 марок долга, долг превратился в 200 000 марок - нет, не номинально, до этого не дошло, а, что ещё хуже, по факту, по стоимости. Теперь я вынужден отдавать в два раза больше вырученного за урожай, чтобы просто покрыть процент, набежавший на мой долг по закладной. Вместо 50 тонн зерна, я должен отдать банку эквивалент 100 тонн, и это ежегодно. Если бы серебряный стандарт не был отменён, то эти 50 тонн могли бы сократить основную сумму моего долга по закладной, и теперь бы я вообще перестал быть должником.

Ну неужели такое отношение к честным должникам, проповедуемое нашими политическими оппонентами, можно назвать как-то иначе, нежели надувательством?

Если бы должники, подобные мне, не начали протестовать, если бы протест не был бы сведён к защите интересов землевладельцев и других должников, заложивших своё имущество в банках, то вышло бы вот что: все, кто занял деньги под залог своего имущества, были бы уже банкротами, потому что ввод золотого стандарта ознаменовал бы собой именно это общее направление. Но кого это интересовало?

Когда мы требовали возврата к серебряному стандарту, указывая на то, что после введения золотого стандарта, цена на зерно пшеницы упала с 265 марок за тонну до 140 марок, и что мы получили серебро, а не золото, за заложенное имущество и землю, над нами только смеялись и говорили нам, что мы ничего не понимаем ни в деньгах, ни в коммерции. Мол, золотой стандарт - это остриё прогресса (доказательство: наступление экономического кризиса и падение цен), поэтому монетарную политику нельзя смешивать с нерешёнными вопросами владения собственностью, и нельзя ставить под удар всенемецкую государственную экономическую политику. Если же, несмотря на прогрессивную денежную политику, у нас дела идут плохо, то надо винить в этом наши старые методы работы; почему мы не используем современную технику, почему не используем достижения химической промышленности, все эти удобрения, почему мы не занимаемся выращиванием тех культур, которые требуются промышленности, почему мы не работаем над снижением издержек... в общем, обычный трёп не по существу. И всё это на фоне СНИЖАЮЩИХСЯ цен? Наши аргументы оказались плохи; ибо "ценность золота постоянна, а вот ценность товаров упала в связи с тем, что снизились издержки на их производство! Ведь ценность золота не может упасть, в ём, в золоте, есть присущая ему внутренняя ценность", посему за колебания цен на товары целиком и полностью ответственны ТОВАРЫ ЖЕ.

Мы пробовали воспользоваться советами умных "практиков" от экономики и снизили производственные издержки. Государство помогло нам, снизив цены на фрахт и транспорт, помогло и с облегчённой эмиграцией наёмников, польских крестьян. И мы получили те же урожаи, что и раньше (сократив затраты). Но ведь мы не получили ожидаемой прибыли, потому что урожаи урожаями, но цена-то на него снизилась (по зерну пшеницы цена тонны упала с 265 марок до 140), поэтому в действительности мы получили меньше денег за гораздо бОльшие урожаи. Нам были нужны деньги, ибо кредиторы требовали от нас не урожаев, не пшеницу, не свёклу, не картофель, а денег! Более того, они требовали то, что было не прописано в закладных, но что изменило государство само: они требовали золота.

Серебряный стандарт дал бы нам много денег - больше денег и более дешёвых денег, но, поскольку мы законодательно были лишены этого, мы попробовали получить недостающее с помощью нашего продукта, то бишь урожаев, а посему и настояли на введение защитных таможенных пошлин. Если бы нас не обманули с отменой серебряного стандарта, то не было бы нужды в этих пошлинах. Вся ответственность за пошлины лежит на тех, кто называл нас ростовщиками земли, мошенниками и пройдохами, на тех людях, которые ограбили нас с помощью золотого стандарта. Вся эта мерзость экономической и политической истории, которая вызвала нескончаемые стоны и горечь многих и многих граждан, могла бы и не состояться, если бы государственные мужи включили свой разум и просто бы дали юридическое понятие "талера" и "марки" в предлагаемую денежную реформу; одним только этим они бы внесли ясность в то, что в разных обстоятельствах государство обещало бы по-разному вести учёт долгов, кому в серебре, а кому и в золоте.

Учитывая величайшую важность обсуждаемого, следует понимать, что ввод марки после отмены талера - было простым уголовным преступлением, поскольку это было перераспределение власти от одних к другим. В общем, ответ на вопрос: "Что такое марка, немецкого стандарта?" - есть вопрос чистой политики. Однако теперь мне на это наплевать. Национальный офис стоит на страже цен, а Свободные Деньги позволяют поддерживать приемлемый уровень баланса между постоянно конфликтующими интересами кредиторов и должников.


Биржа застрахованных безработных?

В оглавление